Незримый контроль: побудешь один?

06.01.2014 Автор: Рубрика: Хорошие качества

empty-01С какого возраста ребенок может оставаться дома один – вопрос спорный.

Во многих странах, например в Австрии и Америке, законодательно предусмотрено, что это возможно лишь с двенадцати лет, а большинство психологов России считают, что оптимальный возраст такой «самостоятельности» – шесть-семь лет. Кто прав?

ПРИУЧАТЬ К САМОСТОЯТЕЛЬНОСТИ НАДО начинать с самого раннего возраста, – считает большинство родителей. Но некоторые из них доходят до крайностей, решив, что делать это можно уже с пеленок. Новорожденный не умеет даже ползать, так что вряд ли вылезет из кроватки, когда мама выйдет в магазин. Действительно, вряд ли…

Но если на его зов никто не ответит и он, беспомощный и беззащитный, будет захлебываться слезами… Что тогда? Ведь подсознание не дремлет, и этот плач отзовется когда-нибудь впоследствии, когда малыш станет старше. Но может случиться и другое – порыв ветра дунет в окно, одеяльце накроет младенца с головой, а мама не придет ему на помощь. Что может произойти, вряд ли предусмотришь. Мы и не оставляем ребенка одного, заботясь о «телесной» безопасности, которая стоит на первом месте, но часто забываем о безопасности души. Мы вряд ли понимаем, что страх, испытанный ребенком в одиночестве, способен изъесть его душу. Испуг – почва для будущих неврозов и комплексов неполноценности.

ЛИЧНЫЕ ОСОБЕННОСТИ 

Когда вы оставляете ребенка одного без присмотра, важен не только его возраст, но и то, каков он сам, чем отличается от сверстников, иными словами – особенности его личности, тип темперамента, наличие акцентуаций характера (своеобразное «заострение» некоторых индивидуальных свойств). И если малыш-холерик сам будет провоцировать вас оставить его без присмотра (правда, не задумываясь о последствиях), то меланхолик даже при намеке на подобное еще крепче ухватится за вашу юбку (вовсе не из-за того, что он такой плохой, а потому, что у него очень высокий уровень тревожности, потребность в самосохранении, и ему очень-очень страшно).

Малыш-флегматик вряд ли станет отстаивать свои права, а сангвиник может даже показаться бесстрашным. Но реакция ребенка на ваш уход – лишь прелюдия к тому, что будет дальше. А дальше события могут развиваться по-разному: невозможно прогнозировать все нюансы ощущений у ребенка, который остался дома без присмотра.

Даже холерик, побуждающий вас уйти, может внезапно испугаться шороха и шума. Его фантазия способна создать монстров, привидений и домовых. Чуть зашевелилась занавеска, а ему кажется, что за ней кто-то стоит. Вода в трубе внезапно зашумела, а ему слышится, что кто-то вошел в дом. Да, у страха глаза велики, и ребенок, уже с пеленок знакомый с агрессивными мультфильмами, наедине с самим собой способен соотнести себя с героем-жертвой испугавшего его мультика и так войти в роль, что в его голове перепутаются правда и вымысел. Он в ужасе, он паникует, но позвать на помощь некого – малыш один. И последствия испытанного стресса когда-нибудь обязательно дадут о себе знать.

ДЕТСКИЕ СТРАХИ 

Родители должны быть осведомлены, какие страхи в каком возрасте «нормальны» для детей, какие – свойственны именно их ребенку, есть ли среди них страх одиночества (он часто бывает замаскирован подо что-то совсем другое, и только после первой «пробы» станет ясно, что он существует).

Уже в семь месяцев младенец пугается, когда уходит мама. Считается, что это – предтеча будущего страха одиночества. В три года дети по-настоящему боятся: негативный багаж их жизни – страшилки из сказок и мультфильмов – «оживает», когда малыш остается один и чувствует себя незащищенным. Кроме того, примерно в этом возрасте у ребенка возникает боязнь замкнутого пространства, а квартира, в которой он заперт, и есть такое пространство. Ребенок уже не настолько наивен, чтобы не понять: он не сможет без помощи взрослого убежать и спастись (хотя бы от преследующего его домового).

Что касается детей шести-семи лет (хотя отечественные психологи считают, что они уже могут оставаться дома без присмотра), вряд ли именно этот возраст – самый подходящий для подобного эксперимента. Именно в шесть-семь лет у детей достигает апогея страх смерти, который они пытаются скрыть, думая, что обсуждать эту тему не стоит. Когда ребенок, оставшийся один, чем-то напуган, этот страх сильней остальных. А после семи лет появляется страх смерти родителей, о котором дети тоже предпочитают молчать. Когда мамы с папой нет дома, на ум ребенку приходят самые страшные предположения о том, что могло случиться с родителями. В то же время, когда малыш совершенно бесстрашен, это не повод для гордости. Иногда это просто симптом патологии.

ОДИНОЧЕСТВО – НЕ ЗНАЧИТ САМОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ 

Для чего мы оставляем детей без присмотра, если в этом нет необходимости? Частый ответ на подобный вопрос: для развития самостоятельности. Да, но что такое самостоятельность? Нормы практических навыков для какого-то возраста или «репетиция взрослости»? Но ведь взрослым не станешь за час… Лучше, когда любая самостоятельность дошкольников, да и младших школьников, находится под контролем взрослого.

Другое дело, что этот контроль может быть замаскированным и незримым. Но если вдруг случится непредвиденное, ребенок всегда будет знать, что вы рядом, а он защищен и не брошен.

Возникает еще вопрос: если не с целью развития самостоятельности, то по какой причине вам захотелось оставить ребенка одного в квартире? Если вам вдруг понадобилось срочно сбегать за хлебом, поболтать с соседкой, пойти в гости – это субъективные причины, и решение можно «подкорректировать». В конце концов, за хлебом можно пойти с ребенком, а гостей – пригласить к себе, если идти к ним с малышом для вас, по той или иной причине, нежелательно. Наверное, можно также попросить присмотреть за ребенком родственников, близких знакомым или няню.

Другое дело – так называемые объективные ситуации, когда вы действительно не можете взять ребенка с собой. В этом случае постарайтесь сделать любого знакомого взрослого, к которому расположен ребенок, «факиром на час». Ребенка, оставленного в квартире без присмотра, окружает море соблазнов и искушений – от желания устроить домашний потоп до попыток развести костер на полу.

Все родительские профилактические запреты в моменты, когда ребенок остается один, провоцируют его проверить – действительно ли это «нельзя». Любое «нельзя» при освоении мира взрослых – яблоко с древа познания. Ева лишилась из-за него Рая, и дети тоже могут лишиться многого. Не стоит прислушиваться к советам, что ребенка надо приучать к самостоятельности, оставляя одного сначала на пять минут, потом на десять, двадцать, наконец, на два-три часа. Чтобы что-то случилось, достаточно мгновенья, поэтому не имеет значения – пять минут или пять часов малыш был без присмотра.

Не каждый ребенок, как главный герой фильма «Один дома», способен вести себя так же отважно и находчиво в критических ситуациях. А в жизни они случаются на каждом шагу. Да, действительно, есть «выдрессированные» для одиночества дети, которые спокойно остаются дома одни – и родители их тоже спокойны. Но это особый тип родителей, особый тип мам – «снежные королевы», и уровень тревожности у таких детей, как правило, минимален. Однако каждая мама и каждый папа должны знать, что даже «адаптированный» к одиночеству ребенок, вдруг испугавшийся чего-то, почувствует себя отверженным и брошенным на произвол судьбы и расценит их отсутствие как предательство по отношению к нему. Вряд ли свежий хлеб стоит тех переживаний, которые испытывает малыш, оставаясь один дома!

ДЕЛАЕМ ВЫВОДЫ 

С какого возраста можно оставлять ребенка дома одного – решайте сами, учитывая его личностные черты, стиль воспитания в семье, особенности планировки квартиры. И все же нежелательно проделывать подобный эксперимент над любимым чадом в дошкольном или младшем школьном возрасте, когда ему еще трудно управлять собой и контролировать свои желания, фантазии и эмоции.

Всему свое время. Не форсируйте события без особой нужды: урожай положено собирать осенью – не ждите его весной. Как-то мне довелось спросить четырехлетнюю малышку, хотелось бы ей оставаться дома совсем одной, и она дала мне потрясающий урок. Вместо ответа рассказала сказку про маму-козу, злого волка и семерых козлят, акцентируя мое внимание на том, что до тех пор, пока мама-коза сидела дома и не ходила на ярмарку, у нее было семеро детей. Но когда коза, отправившись за покупками, оставила их дома одних, случилось самое страшное, что только могло случиться – пришел волк… «И остался у мамы-козы только один «деть»…», – печально сообщила малышка, мудрая, как Сократ, подводя грустный итог всему сказанному. И если действительно устами младенца глаголет истина, то, наверное, эта истина не требует комментариев, и прежде чем вы решитесь оставить ребенка без присмотра, подумайте обо всех «волках», способных его обмануть или испугать, а также, о том, что в жизни не всегда, как в сказках, бывает оптимистический конец.

АЛЛА БАРКАН, доктор медицинских наук, психолог

Источник: http://krokha.ru/…

Метки текущей записи:

Оставьте комментарий!

* Ваше   cообщение
* Обязательные для заполнения поля