Младший, старший, единственный

22.06.2012 Автор: Рубрика: Разные дети

Давно замечено, что дети из одной семьи, несмотря на то, что у них одни родители, одно и то же домашнее окружение, отличаются друг от друга. Возможно, дело в разном положении детей в семье? 

brat-sestraОдним из первых ученых, заговоривших об этом, был Фрэнсис Гальтон. Еще в 1874 году в работе «Англичане в науке» он отметил, что среди членов Британского Королевского научного общества непропорционально велико число первых детей. Гальтон сделал отсюда вывод, что такие дети, занимая особое место в семье, по своим личностным характеристикам отличаются от других сиблингов. Слово «сиблинг» нам придется часто употреблять в этой статье. Это калька английского слова sibling, которое обозначает и сестру (sister), и брата (brother).

Позже Зигмунд Фрейд указывал, что не только порядковый номер рождения, но и интервалы между рождениями сиблингов в известной степени определяют особенности их развития. Дети в семье влияют друг на друга, а сила этого влияния зависит от времени. прошедшего между их рождениями: она уменьшается вслед за уменьшением интервала.

Особый вклад в исследование особенностей развития сиблингов внес ученик Фрейда Альфред Адлер. Он считал, что понять индивидуальные особенности человека можно только в том случае, если учитывать его семейную позицию, определяемую порядком рождения. Во многих случаях достаточно просто задать кому-то вопрос: «Вы первый, второй или третий ребенок в семье?», — и сразу многое можно понять об этом человеке.

Адлер выделил четыре типичных позиции: первенец, второй ребенок, младший ребенок, единственный ребенок. 

Первый ребенок сначала является единственным в семье, но после рождения следующего ребенка теряет все преимущества и ту власть над родителями, которой обладал с момента рождения. Он может чувствовать себя «низложенным монархом» и ревновать родителей к младшему. Адлер писал, что потеря своей власти — это настоящая трагедия в жизни ребенка. Это ощущение трагедии проявляется и во взрослой личности. Ожидания родителей в отношении первенцев обычно очень высоки. От них ждут ответственности и того, чтобы они служили примером младшим детям. Первенцы постоянно находятся под прессом родительских ожиданий, они чувствуют, что должны их оправдывать. Во взрослом возрасте такие люди больше верят в закон и власть и чаще имеют консервативные взгляды.

Второй ребенок попадает в иную жизненную ситуацию. Он имеет перед собой пример — лидера, с которым он стремится сравняться. Он не признает власть и авторитеты, хочет перемены власти. Он революционер в жизни и в отношениях с окружающими. Адлер отмечал, что часто второй ребенок обгоняет первого, и причиной этого является неспособность старшего к успешной конкуренции. Старший ребенок начитает бояться соревнования, а младший постоянно рвется в бой за власть и лидерство.

Самый младший ребенок в семье — особенный ребенок. У него нет и не будет последователя, поэтому его никогда не свергнут с пьедестала. Его жизненная ситуация наиболее благоприятна, он развивается наилучшим образом. Он растет в уникальной ситуации: отношение к нему родителей, как к младшему, особенно заботливое. Старшие дети, как родители, заботятся о нем, стараются учить его тому, что умеют сами. Его считают беспомощным. Все это приводит к тому, что у него возникает ряд черт характера, которые оказывают влияние на его личность и отношение к жизни. Он часто похож на второго ребенка — тем, что проявляет стремление и энергию для того, чтобы обогнать старших сиблингов. Но, как указывал Адлер, ему часто недостает смелости соревноваться до победного конца, и тогда он выбирает свою дорогу. И здесь он, не испытывая конкуренции, может проявить себя, достичь заметных успехов.

У единственного ребенка в семье свои проблемы. Он центр внимания, у него нет конкурентов. Часто испытывает трудности во взаимоотношениях со сверстниками, поэтому предпочитает взрослую компанию и «взрослый» язык. Его балуют, опекают, из-за этого он может оказаться не готовым к трудностям, не способным к самостоятельному решению проблем. В отношениях с людьми проявляет больше любознательности, чем соревновательности. Может вырасти избалованным и не способным делиться с другими. Иногда может соперничать с одним из родителей. И во взрослой жизни он постоянно ищет поддержки, так как привык получать ее от родителей, и может оказаться очень зависимым от других.

Адлер рассматривал также семейные позиции мальчиков и девочек и обращал внимание на разницу в обращении родителей с мальчиками и девочками. Типичной оказывается ситуация, когда девочек не считают на что-либо годными, а мальчиков превозносят. В результате у девочек формируется уверенность в том, что только мужчины способны сделать что-то стоящее в жизни и добиться настоящего успеха.

Особенно трудно приходиться девочке, когда у нее рождается младший брат. Девочка видит, с каким восторгом встречается его рождение в семье. Она замечает, что маленькому мальчику уделяется гораздо больше заботы и внимания, ему больше позволяется. И все это не только потому, что он — младший, но и потому, что он — мальчик.

Это создает почву для ревности. Старшая сестра не показывает своей ревности, относится к младшему брату по-матерински, с любовью и нежностью, хотя ее внутреннее состояние не комфортно. Но ее материнское отношение позволяет ей вернуть свое авторитетное положение в семье, быть старшей и значимой — как для младшего брата, так и для родителей. Такое поведение старшей сестры, писал Адлер, подобно военной хитрости: она выходит из опасной ситуации, став сильнее.

Ревность может испытывать не только старшая сестра к младшему брату, но и младшая сестра к старшему брату. Ситуация, когда первенец — мальчик, а второй ребенок — девочка, может быть чревата особенно яростным соперничеством. Девочка проявляет черты второго ребенка: напористость, энергичность, независимость, стремление догнать и перегнать первенца-мальчика, что нередко и делает. Но для мальчика такая ситуация опасна. В какой-то момент он может почувствовать, что уступает, и может сдаться, ощутить свою неполноценность, отступить.

Разумеется, ревность не неизбежна в отношениях сиблингов. Если позиция родителей разумна, если отношения с детьми конструктивны, ревности в семье может не быть вообще. Надо заметить, что чем больше разница в возрасте сиблингов, тем менее выражено соперничество между ними.

Адлер также рассмотрел позиции девочки среди братьев и мальчика среди сестер.

Положение единственного мальчика в семье сложное. Он находится преимущественно в женском окружении, видит перед собой модели женского поведения. Адлер полагает, что этот мальчик либо может быть женоподобным, либо, наоборот, стараясь стать «настоящим мужчиной», начнет преувеличивать свои мужские качества. В результате, такие мальчики вырастают либо нежными и мягкими, либо совершенно необузданными.

У единственной девочки среди братьев тоже могут быть проблемы. Ей сложно среди мальчиков. Она растет либо тихой и женственной, либо старается во всем подражать своим братьям — в одежде, в поведении, в привычках. Такие девочки иногда берут на себя роль «хорошего парня». У них может развиться комплекс неполноценности из-за того, что в обществе мальчики занимают привилегированное положение. Этот комплекс может компенсироваться чувством превосходства, суть которого — быть «единственной девочкой».

В конце 50-х годов концепцию Адлера дополнили работы австрийского психолога Вальтера Томана. В частности, он пришел к выводу, что сиблинговые отношения влияют на то, как впоследствии будут складываться супружеские отношения человека, и каким будет риск развода. Люди, у которых не было старших (младших) сиблингов, переживают определенный конфликт во взаимоотношениях с людьми, которые старше (младше) их. А те, у кого не было сиблинга противоположного пола, переживают такой конфликт в отношениях с представителями противоположного пола. В самом худшем варианте возможно сочетание обоих типов конфликтов.

Томан определил наиболее и наименее благоприятные сочетания супругов с точки зрения того, в каких сиблинговых отношениях они находились.

Наиболее благоприятные ситуации:

Брак между мужчиной, у которого была младшая сестра и женщиной, у которой был старший брат. Здесь скорее всего не будут создаваться ни конфликт старшинства, ни конфликт принятия другого пола. Для мужа привычна младшая девочка, для жены — старший мальчик.

Брак между тем, у кого была старшая сестра и той, у которой был младший брат. Он привык к девочке старше него, она — к мальчику младше нее, поэтому никто из них не будет конфликтовать по поводу старшинства и принятия противоположного пола.

Тип взаимоотношений с партнерами противоположного поля в каждом из этих случаев аналогичен тому, который существовал в их семьях.

Наиболее неблагоприятные ситуации:

Брак мужчины, у которого младшие братья и женщины, у которой младшие сестры. И тот, и другая всегда были старшими в доме. И оба будут стремиться подчинить другого и сделать другого младшим. Ситуация может улучшиться с появлением детей, хотя даже в этом случае муж будет стремиться объединяться с мальчиками против девочек, а жена — с девочками против мальчиков. Брак того, кто был младшим из братьев, и той, которая была младшей из сестер. Партнеры будут с трудом воспринимать противоположный пол, при этом оба будут желать, чтобы старшим, от кого можно зависеть был другой, а не он.

Словом супружеские пары, партнеры в которых воспроизводят свои отношения с сиблингами, будут наиболее гармоничными. Например, если человек любил командовать сиблингом, а тот с готовностью подчинялся, то и в браке они будут счастливы в тех же позициях. Люди склонны искать партнеров, которые компенсируют их недостатки, например, особенно застенчивые и скромные ищут тех, кто с легкостью завязывает социальные контакты.

Ситуация супружества единственного ребенка, считал Томан, чревата проблемами. Весьма вероятно, что единственный ребенок будет искать в потенциальном супруге отца или мать, а не равного партнера. К тому же, единственные дети чаще, чем другие, не стремятся иметь своих детей и идут на это только по настоянию супруга.

Подобные исследования неоднократно. Большинство их было направлено на выявление психологических характеристик, которые меняются в зависимости от порядковой позиции ребенка. Авторы пришли к выводу, что каждый сиблинг находит свое место и область, в которой он может превосходить других, что характеристики каждой позиции не лучше и не хуже других, они дополняют друг друга.

Это проявляется и во взрослой жизни. Например, руководитель, который был старшим ребенком в семье, лучше работает с помощником, который был одним из младших детей. Но это не значит, что младшие дети не могут становиться руководителями, — могут, но их лидерский стиль отличается от стиля тех, кто был старшим ребенком в семье.

Место ребенка среди его братьев и сестер нельзя рассматривать как однозначно определяющее качества его личности и стиль жизни. Если считать, что будущее человека детерминировано порядком рождения и его местом в структуре семьи, то так можно лишить его свободы выбора и возможности индивидуального развития.

Последствия порядка рождения — лишь возможные перспективы. В реальности то, кем станет ребенок, когда вырастет, каким будет его жизненный путь, определяется влиянием множества различных факторов, порядок рождения — лишь один из них.

Надежда Михайловна Зырянова, кандидат психологических наук, доцент кафедры психогенетики факультета психологии МГУ имени М. В. Ломоносова

Журнал «Семья и школа» 

http://deti.mail.ru/…

 

Метки текущей записи:

Оставьте комментарий!

* Ваше   cообщение
* Обязательные для заполнения поля